Зампредседателя ВРКА Руслан Надён: Непродуманная реформа адвокатуры попросту унизит нашу профессию…

Съезд адвокатов Украины, состоявшийся 15 февраля 2019 года, по прежнему является хедлайнером новостей всего юридического сообщества. Так, буквально вчера некоторые СМИ сообщили о том, что судья Ровенского окружного админсуда приостановила решение Съезда адвокатов в части увольнения члена ВККС Павла Луцюка и, соответственно, избрания вместо него Александра Дроздова. Правда, проблема в том, что такое приостановление выполнено не на основе полноценного судебного разбирательства, но всего лишь в рамках обеспечения иска. Иными словами, судья Недашковская К.М. практически совершила подмену правосудия, решив спор по делу, даже не рассматривая его по сути, что является одним из вариантов судебного произвола и теоретически может быть основанием для дисциплинарной ответственности судьи. Так что с большой долей вероятности можно заявить не только о бесперспективности этого дела, но и о рисках для нахождения в профессии тех судей, которые идут на поводу политических веяний и конъюнктурных интересов.

Впрочем, следует признать, что во время Съезда адвокатов было принято немало других важных решений, среди которых - и обновление состава Высшей ревизионной комиссии адвокатуры (ВРКА), которая, как известно, образуется и действует для осуществления полноценного контроля за финансово-хозяйственной деятельностью как Национальной ассоциации адвокатов Украины и ее органов, так и советов адвокатов и КДКА регионов. Сразу после проведения Съезда мы и пообщались с заместителем председателя ВРКА, адвокатом Русланом Надёном, переизбранным членом Комиссии на новый срок полномочий. Разговор вышел откровенный, и временами касался даже не столько цифр и непосредственной деятельности адвокатов, но самых различных аспектов жизнедеятельности самого Руслана Анатольевича, его семьи, рабочих моментов, и даже роли Лидера в современной адвокатуре. Так, в частности, выяснилось, что уже несколько лет как Руслан Надён – по его собственному признанию «генетический» прокурор – полностью ощущает и чувствует себя только как адвокат. При этом он не только уговорил некоторых друзей-прокуроров перейти в сообщество адвокатов, но и привел в профессию собственную супругу, посоветовал стать адвокатом младшей дочери, и сейчас только мечтает еще и о зяте-адвокате, чтобы была, по высказыванию известного киногероя, «картина маслом». Впрочем, лирические отступления нисколько не помешали нам пообщаться на весьма серьезные темы.

Зампредседателя ВРКА Руслан Надён: «Непродуманная реформа адвокатуры попросту унизит нашу профессию…»- День добрый, Руслан Анатольевич. В марте 2019 года исполняется 10 лет вашей адвокатской деятельности. Как вы можете охарактеризовать этот период жизни, это десятилетие?
- Необыкновенно интересно сложилась моя жизнь, в том плане, что я долгое время считал себя «генетическим» прокурором. Мне казалось, что это моя судьба до последних дней жизни. Но обстоятельства сложились таким образом, что я вышел в отставку по выслуге лет и получил статус ветерана органов прокуратуры. Но даже тогда я еще не задумывался о том, чтобы стать адвокатом, потому что в понимании прокурора защитник – это разрушитель его работы, чуть ли не человек, который мешает осуществить обвинительную деятельность и добиться приговора, справедливости и правосудия. И для меня самого стало весьма неожиданным, когда меня пригласили работать адвокатом. Просто люди знали мое отношение к работе (ведь у меня есть такой недостаток, что я люблю порядок и четкую организацию в своей деятельности) и ощущали, что я могу стать адвокатом и приносить пользу людям. Дело в том, что я всегда стараюсь выполнять взятые перед людьми обязательства, поскольку считаю себя честным человеком. Тем не менее, признаюсь, когда я начал делать свои первые шаги в адвокатуре в марте 2009 года, я был достаточно нерешителен, и мне было немного неуютно в ипостаси адвоката. Но Слава Богу, я встретил профессионалов, которых знал по работе в прокуратуре, и хоть и не ожидал, но они стали и моими наставниками в профессии адвоката.

Зампредседателя ВРКА Руслан Надён: Непродуманная реформа адвокатуры попросту унизит нашу профессию…


В этой связи я до сих пор глубоко признателен адвокатам Ефиму Ильичу Голянду, Александру Алексеевичу Павлищеву (ныне покойному), Людмиле Яковлевне Глухачевой, Александру Николаевичу Непомящему, Александру Васильевичу Васильеву. Кстати, именно у Непомящего я проходил производственную практику, обучаясь в Юракадемии, и у него же старался учиться вести себя как адвокат. Эти люди давали мне советы, рекомендации, настоятельно требовали от меня соблюдения определенных принципов в работе защитника. Впрочем, я тогда должным образом относился далеко не ко всем советам от мэтров адвокатуры, хотя сейчас четко пониманию их важность и состоятельность. Просто следует понимать, что мне поначалу казалось, что поскольку я работал прокурором, то я все знаю, но вот оказалось, что совсем ничего не знаю… Иными словами, я по крупинке собирал себя заново в профессиональном плане, чтобы приступить к работе в новом амплуа. И именно в этот момент я начал совершенно другими глазами смотреть на работу прокуроров, следователей, судей. Скажу откровенно, многое в их работе меня стало возмущать. И прежде всего я стал высказывать свое недовольство тому вопиющему нарушению закона, который осуществляется в отношении граждан, их прав и законных интересов. Я начал взывать к совести своих прокурорских товарищей: «Ребята, обратите внимание. Вот такие есть нарушения», но в ответ видел лишь непонимание. А во мне наоборот стало расти понимание того, что в системе координат «прокурор – адвокат – суд» все далеко не так однозначно, как мне казалось ранее.
Зампредседателя ВРКА Руслан Надён: «Непродуманная реформа адвокатуры попросту унизит нашу профессию…»
Например, лично для меня принципиальным стал случай в моей практике, когда преподавателя одного из харьковских вузов обвинили в получении взятки. Я как адвокат провел очень большой объем работ, но вот что меня удивило, что изначально победа была заложена в непреодолимой тяге к справедливости и особом женском характере моей подзащитной. Эта красивая и умная женщина проявила невероятную стойкость, граничащую с героизмом, в том числе и в общении с прокурорами, и только благодаря этим ее качествам мы одержали победу. Мы доказали в суде, что это была провокация взятки. И в Апелляционном суде подтвердили правоту и состоятельность наших доказательств. Я был вдвойне горд от того, что это была честная, трудовая победа. И вот, пожалуй, только начиная с того момента, я стал четко понимать, что адвокатская работа необходима людям, тем более в нынешнее тяжелое время. С тех пор я активно интересуюсь историей адвокатуры, вижу и понимаю, что значение и статус адвоката были великими всегда, с древнейших времен, а значит я занимаюсь действительно чем-то знаковым и достойным.

Также для меня было несколько неожиданным, что действия одних и тех же людей можно оценивать чуть ли не в диаметрально противоположных позициях в зависимости всего лишь от того статуса, в которым ты работаешь. У меня были знакомые предприниматели, бизнесмены, которых я знал еще по работе в органах прокуратуры, но потом они стали моими клиентами как адвоката. И я ужаснулся, насколько непрофессиональной, а иногда откровенно преступной может быть работа фискальных органов по отношению к нашим представителям бизнес-среды. Работа правоохранительных органов зачастую тоже, мягко выражаясь, является некорректной. Столкнувшись со всеми этими явлениями, я не только не опустил руки, но стал относиться к работе с еще большим интересом, применил все свои навыки, полученные на предыдущей работе, и стал добиваться успехов на поприще защиты прав и интересов граждан. Что это за навыки, спросите вы? А это прежде всего – организация работы. Пока прокурор или адвокат сам себя не заставит быть организованным, результата ему не достичь. Я сейчас говорю даже о таких, казалось бы, элементарных вещах, как недопущение опозданий, соблюдение дресс-кода, обязательная систематическая подготовка к судебным заседаниям, которые именно в своей совокупности и формируют современный облик адвоката. При всем при этом, профессия адвоката уникальна тем, что постоянная работа над собой, изучение судебной практики, повышение квалификации делает адвоката только сильнее, да и попросту более успешным. Поэтому призываю более молодых коллег – никогда не стесняйтесь учиться…

- А вот интересно, спустя столько лет, какое из наставлений своих учителей вы не понимали максимально долго, какое из них только недавно в полной мере осознали как правильное?
- Было очень интересное наставление: никогда не делать работу бесплатно, уважать свой труд. Другими словами, мне говорили, что чем чаще я буду бесплатно раздавать советы, тем больше я буду унижать профессию, обнулять ремесло адвоката. И в этих словах ведь скрыт глубокий смысл. Все эти работы «за спасибо» - это ведь не оказание юридической помощи «про боно», когда вы осознанно предоставляете такую помощь малоимущим или определенным слоям населения, когда вы делаете это в определенное время, выполняя свой гражданский долг. Вовсе нет, речь идет совершенно о другой ситуации, когда просто не можешь отказать знакомому или кому-то из друзей. Ты вроде бы и идешь навстречу, но работа получается некачественной, тебе не хватает времени на подготовку и глубокое изучение вопроса. В таких случаях мне вспоминается изречение: «Бесплатный голодный раб – минимально продуктивен». Поэтому именно исходя из этого наставления я для себя вывел и другое правило: не работать с родственниками и друзьями как адвокат. Всегда есть вероятность, что что-то не понравится, и постоянно ты будешь должен, или хуже того – виноват.

Зампредседателя ВРКА Руслан Надён: Непродуманная реформа адвокатуры попросту унизит нашу профессию…


- Не могу не затронуть в связи с этим интересный момент. В нашумевшем законопроекте №9055 к прокурорам в аспекте доступа к профессии изначально относятся более лояльно, чем к представителям других юридических профессий? Как вы это прокомментируете?
- Смотрите, здесь, на мой взгляд, есть несколько моментов. Практика показывает, более успешными адвокатами становятся именно те люди, которые уже работали в правоохранительных органах, но потом решили стать адвокатом, чем те, кто пришел в профессию сразу после университетской скамьи. По моему опыту, прокурорский или, скажем, следовательский опыт просто неоценим, ведь он позволяет видеть перспективу дела сразу, все подводные камни обвинительного акта, понимать философию вопроса в целом. Но вот что принципиально важно – и я это ощутил в полной мере на своем примере, для прокурора просто обязательно необходим определенный период адаптации в статусе адвоката, и здесь без надлежащей стажировки, помощи опытных наставников просто не обойтись. Это невозможно, а проект 9055 как раз это и предполагает. Мне кажется, что авторы так называемой реформы адвокатуры просто провели подмену понятий – они перепутали значимость и важность наличия опыта в юридической сфере в целом и опыта именно и конкретно в адвокатской деятельности, а это как говорят, две очень большие разницы. Так что, по моему мнению, дискуссия в этом вопросе неуместна.

Все эти новеллы, заложенные в проекте 9055 в аспекте доступа к профессии, попросту разрушают принципы справедливости и разумности. Скажу более, такое разделение на высшую и низшую касту в юридической профессии банально оскорбляет достоинство людей. Не говоря уже о том, что такие изменения в законодательстве, такая реформа адвокатуры попросту унизит нашу профессию. Мы все знаем, насколько тернист путь получения статуса нотариуса, как нелегко стать судьей. И там нет никаких льгот ни для кого, так почему же необходимо нам самим так себя унижать, заявляя, что адвокатом стать - вообще не проблема, что для любого прокурора или судьи – это проще простого, а ведь это далеко не так. Более того, не стоит относиться к получению свидетельства на занятие адвокатской деятельностью просто как к лицензии на бизнес, это – своеобразная путевка в жизнь, как бы пафосно это не звучало. В целом же, у меня достаточно много претензий к этому проекту, я считаю его во многом разрушительным, вносящим хаос и деструктив в нашу профессию. Более того, мне даже кажется, что кто-то просто испугался того могущества, которого достигла современная адвокатура. Ведь вспомните, 15-20 лет назад адвокат зачастую ассоциировался с каким-то невзрачного вида мужичком, который сидел где-то в комнате и что-то печатал для судьи или следователя. Сейчас же адвокатура – это реальная сила, корпорация правозащитников, сообщество сильных профессионалов, отстаивающих и свои собственные интересы, и, конечно же, интересы своих клиентов. Наверное, будет даже правильно сказать, что адвокатура в целом имеет даже статус министерства, если соотносить это понятие не в рамках подчиненности в структуре госорганов, но в смысле важности для развития страны в целом.

- Во время последнего Съезда адвокатов, вы были повторно избраны членом Высшей ревизионной комиссии адвокатуры. Чем для вас является эта работа?
- Прежде всего, это избрание является для меня большой честью, равно как и несет в себе важное практическое значение. Впервые в ВРКА я был избран рядовым членом в 2015 году, потом меня избрали заместителем председателя Комиссии. И вот, что я скажу. За время работы в ВРКА, я побывал во многих регионах нашей страны.

Зампредседателя ВРКА Руслан Надён: Непродуманная реформа адвокатуры попросту унизит нашу профессию…


Я проводил проверки, но при этом видел не только цифры и финансовую отчетность, но и отношение адвокатов как между собой, так и с представителями иных профессий. Я сам лично общался не только с бухгалтерами, но и главами региональных советов адвокатуры, главами КДКА, простыми адвокатами. Я видел атмосферу и дух адвокатуры в каждом уголке страны. И сегодня это дает очень уникальный опыт в понимании того, как живет сегодняшняя адвокатура.

Да, некоторым областям в плане руководства на уровне адвокатуры повезло несколько больше, иным - меньше. А некоторым регионам я даже по-хорошему завидую. Я могу смело сказать, что такие люди как глава Совета адвокатов Закарпатской области Алексей Андреевич Фазекош – это душа коллектива, стержень и основа деятельности всех адвокатов в своем регионе. Мне иногда кажется, что он даже когда спит, думает о том, что и как сделать для адвокатов и профессии в целом. Образно говоря, его ценность как одного из лидеров адвокатуры заключается в том, что его деятельность все время базируется на трех китах: Улучшить, Углубить, Расширить.

Зампредседателя ВРКА Руслан Надён: Непродуманная реформа адвокатуры попросту унизит нашу профессию…


Я убежден, что А.Фазекош – это Созидатель адвокатуры с большой буквы. И при этом мы не видим высокомерия или пренебрежения. Каждый адвокат в любое время дня и ночи может зайти к нему в кабинет с какой-то просьбой, или за советом.

Кстати, весьма схожую атмосферу среди адвокатов я наблюдал и во Львовской области, где адвокатов возглавляет Богдан Яковлевич Павлишин. Мне импонирует и их рачительность в ведении адвокатских финансов. Не могу не вспомнить и Полтавскую область, где глава Совета адвокатов Владимир Францисович Скукис по-доброму напоминает мне воспитательницу в детском саду, хлопочущих над своими детьми. Я сейчас не о беспомощности адвокатов, не надо понимать меня превратно, но о силе участия и заботы по отношению к адвокатам со стороны руководителя. Именно в Полтаве адвокаты почувствовали себя особенно окрыленными, когда после нескольких лет экономии средств адвокаты приобрели для себя современное здание в центре города. И этот положительный опыт мы донесли в своем письме и до других регионов. Такие руководители – это патриоты, авторитеты профессии, люди, на которых надо равняться. Не только как на глав региональных советов адвокатов, но и как адвокатов, несущих персональную ответственность за состояние адвокатских дел в области.

Кстати, возвращаясь к заданному вами вопросу, хочу отметить, что в последнее время ВРКА несколько изменила свой подход к работе во время проведения проверок, и в этом есть и моя небольшая заслуга. Не так давно я предложил изменить саму доктрину работы ВРКА – не карать за каждое нарушение, даже пустячное, с максимально возможными санкциями, но стараться вместе оперативно и эффективно найти выход из ситуации, исправить ошибку, не допустить повторения проблемы в будущем. Такое предложение, скажу честно, поначалу было встречено весьма осторожно. Но работа в этом ключе показала, что это правильный вектор развития, главы регионов стали нас благодарить за то, что мы «раскрыли глаза» на некоторые проблемные вопросы, помогли упредить и не допустить некоторые ошибки.

В итоге нас перестали воспринимать только как некое подобие финансового прокурора для адвокатов, репрессивной машины или даже внутреннего КРУ, мы кроме того превратились и в помощников для адвокатов, внимательных аудиторов. То есть мы вместе стали работать на усиление адвокатуры как правозащитного института в целом. И такую нашу работу оценила и лидер адвокатуры - Лидия Павловна Изовитова, хотя и просит до сих пор некоторые формулировки по итогам проверок писать помягче. Конечно, работать под руководством Лидии Павловны – это одно удовольствие. Ее такту, мудрости и культуре поведения можно поучиться очень многим адвокатам. Она может выругать глазами так, что потом и спать не будешь, а может улыбкой приободрить, настроить на продуктивную и эффективную работу.

А в целом, подытоживая, хочу отметить, что на сегодняшний день и в НААУ в целом, и в частности в ВРКА сложился такой коллектив и такая атмосфера, что, кажется, мы преодолеем любое препятствие и выполним любую задачу на благо адвокатуры.

Беседовал Иван Правдин

Вітаємо вас на сайті Ради адвокатів
Закарпатської області!
По всім питанням звертайтесь за адресою,
вказаною на сторінці "Контакти"